iri_l (iri_l) wrote in mariinka,
iri_l
iri_l
mariinka

Т-Ъ-Кузнецова

Божественный бенефис
// На "Гранд Балет Гала" Ульяны Лопаткиной
приглашает Татьяна Кузнецова

http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=849206
Не обращайте внимания на смесь французского с нижегородским в названии этого вечера -- это вина неграмотных пиарщиков, налепивших несуразностей и в программке вечера (типа "па-де-де из балета "Корсар" в исполнении трех артистов"). Сам-то бенефис главной балерины Мариинского театра обещает стать образцом благопристойности и профессионализма: корректная программа, составленная преимущественно из добротной классики XX века -- русской, советской и иноземной; прелестно подобранная свита из молодежи Большого и Мариинского театров, два доверенных адъютанта (Иван Козлов и Артем Шпилевский) и шесть выходов самой королевы -- "божественной" Ульяны Лопаткиной.


Все как-то успели позабыть, что "Божественной" именовалась премия, придуманная 12 лет назад продюсером Сергеем Даниляном и ежегодно присуждаемая пятьюдесятью балетными критиками России путем тайного голосования -- в полном согласии с тогдашним демократическим духом. Вернее, премия звалась "Божественная Айседора", но, когда героем сезона был признан танцовщик Владимир Малахов, имя Дункан-"босоножки" выкинули за ненадобностью. Ульяна Лопаткина оказалась третьей по счету "божественной", но только к ней претенциозный эпитет приклеился на всю жизнь -- куда прочнее, чем официальное звание народной артистки. Ибо ее совершенное искусство, лишенное случайностей, рефлексий и видимых телесных усилий, точнее не назовешь.

В последние годы повзрослевшей балерине явно наскучило ее "божественное" амплуа -- она азартно расширяет свой репертуар, выбирая героинь не просто темпераментных, но одержимых плотскими страстями. Два отделения бенефисной программы как раз и призваны представить Ульяну Лопаткину в разных ипостасях. Начало будет почти молитвенным: дуэт "Павлова и Чекетти" в постановке Джона Ноймайера -- гимн небесной чистоте классического танца и великому балеринскому подвижничеству. В этом номере юная Ульяна в середине 1990-х годов впервые предстала перед московской публикой и в тот же миг сделалась иконой балетоманов и балетоведов. Миниатюру "Trois Gnossiennes" в постановке голландца Ханса ван Манена можно исполнять по-разному: меланхолично капающие звуки Эрика Сати сопровождают поединок мужчины и женщины -- заторможенный, но оттого не менее напряженный. С балериной Лопаткиной, впрочем, сражаться совершенно невозможно -- любой партнер превращается в сущего кролика от одного ее нездешнего взгляда. Тот самый фрагмент из "Корсара", который в программке обозначен как "па-де-де", -- это знаменитое трио Медоры, раба и Конрада. Тут прекрасная дама -- надменная властительница обоих кавалеров: ее буквально носят на руках, воздевая в высоких арабесках. И тут Ульяну Лопаткину ждет главное техническое испытание вечера -- 32 фуэте.

Ну а во втором отделении балерина собирается пуститься во все тяжкие -- опалять огнем, зажигаться сама и гибнуть в мужских объятиях. "Танго" в постановке Николая Андросова -- эстрадный номер со всеми вытекающими издержками: обхватами партнера ногой, сплетением тел, дремучей ревностью и прочими русско-аргентинскими знойностями. Две роли Майи Плисецкой -- Кармен из одноименного балета Альберто Алонсо и гибнущую Розу, придуманную Роланом Пети, -- Ульяна Лопаткина уже показывала в Москве. Про Майю Плисецкую при этом лучше забыть -- петербургская балерина ее антипод. Тем любопытнее наблюдать, как строгая жрица классического танца примеряет на себя наряды необузданной вакханки.

Музыкальный театр им. К. Станиславского и В. Немировича-Данченко, 12 февраля, 19.00


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments